loader

Российский прокат фильма «Салют 7» продолжается: картина может войти в историю отечественного кино как работа, которая реалистичнее всего отражает жизнь людей в космическом пространстве. Ленту посмотрели уже более 10 миллионов человек. Кино основано на реальных событиях: двум советским космонавтам пришлось спасать вышедшую из строя станцию от падения на Землю. Как это было и что показывают в кино, «Россия. Кубань» решила узнать у того, кто был тогда в космосе, — дважды Героя Советского Союза Виктора Савиных.

— История этого полета вошла в историю мировой космонавтики как одна из самых сложных миссий. Тогда предстояло пристыковаться к неуправляемому «Салюту-7» и возвратить его к жизни. Что же произошло в 1985-м?

— Я готовился к полету с экипажем, в котором работали еще двое ребят. Мы тренировались для очередного полета на станцию «Салют-7», который должен был состояться весной 1985 года. Но в феврале во время тренировки мы узнали, что на станции что-то случилось. Поехали в центр управления полетами и выяснили, что станция молчит, не отвечает на сигналы Земли. Команды на нее не проходят, станцию потеряли — и что будут делать, оставалось неясно. Много было разговоров, как ее сбивать или как спасать. Понятно было, что спасти ее могут только космонавты, которые должны попасть внутрь. Было принято решение: нас с Джанибековым объединить в один экипаж. Я с первого экипажа ушел, Джанибеков к этому времени уже закончил полет и уже был списан, но его срочно отправили в медицинскую часть, дали ему справку на 100 суток — считали, что за 100 суток мы должны были всё починить.

И вот 6 июня мы стартовали. Конечно, отправляли нас с некоторой опаской за наши жизни, но мы сами об этом как-то не думали.

Звездный городок, все космонавты собрались, провожали нас. Так началась эта история. Мы с Джанибековым готовы были к любой ситуации в космосе, потому что тренировались. Когда мы взлетели, первая задача была — увидеть станцию. На третьи сутки после нескольких маневров мы заметили ее — она вышла из-за Земли, такая маленькая точка. Тогда мы поняли, что обязательно ее догоним. Управляя, гася скорость, мы подошли к ней, зависли, потому что в тот момент было непонятно, к какому стыковочному узлу надо причаливать. Нам нужен был узел, через который можно войти. Станция немного вращалась, и Володя очень аккуратно, как на тренировках, подбирал моменты, когда она двигалась в нашу сторону, подбирал угловые скорости.

Савиных 1

В итоге мы пристыковались. Конечно, в фильме не совсем так показано, мы не начинали ругаться с командиром. Значит, несколько минут мы сидели молча — уставшие и понявшие, что выполнили задачу. А потом переход на станцию. Конечно, было трудно, мы не понимали, есть там воздух или нет. Надо было проконтролировать всё это.

Мы выполнили все процедуры и вплыли на станцию — тишина. Меня больше всего поразила тишина. Темно и холодно. Один тумблер включаю, второй — ничего не загорается.

Летаем по станции с фонариком, подплываю вниз, к иллюминатору, открываю его — и солнце такое... «Земля» тут же сказала: «Все, ребята, заканчивайте, потому что ничего не работает, идите отдыхать, вы трое суток не спали». А «земля» продолжила думать, что делать дальше: улетать или пытаться отремонтировать. Мы улетели в корабль, поспали, а утром услышали предложения из ЦУПа — посмотреть воду, электричество, как заряжена аккумуляторная батарея, посмотреть то, другое, газовый состав проверить. Ведь ничего не работало!

Савиных-и-Джанибеков.jpg

— В фильме момент стыковки показан так, словно вы проводили ее без разрешения ЦУПа. Действительно так было?

— Немного не так. Когда мы подошли к станции, ЦУП сказал: «Ребята, мы вам разрешаем самим делать эту стыковку». Они нам дали добро. Володя немножко мучился — солнце не очень хорошо светило. Но мы это сделали сами, естественно, без помощи ЦУПа.

— Вы говорите, что было очень холодно, было все обледеневшее на «Салюте», и вы писали об этом в своей книге. И когда американцы рассказывали об этом в своих фильмах, вы стали прототипом русского космонавта в шапке-ушанке. Как вы к этому относитесь?

— Даже не знаю. Действительно, после того как мы слетали в космос, прошло некоторое время, и американцы сделали фильм по поводу посадки на астероид. Там надо было долететь до советской станции, чтобы заправиться. И там был персонаж — мужик в ушанке, с кувалдой. К великому сожалению, наши сценаристы взяли из этого фильма эту кувалду и решили в конце фильма отремонтировать станцию с ее помощью. Я был против категорически. Потому что станция толщиной 1,5 миллиметра. Они там долбят эту станцию кувалдой, чинят солнечный датчик. Я оптик по образованию, поэтому для меня это было принципиально. Я возникал, но сценаристы сами все это придумали... Но народу фильм нравится, особенно детям. Я это знаю, потому что со многими говорил — и со специалистами, и с обывателями. Думаю, что это правильно. Сделали хорошую компьютерную графику, придумали эффекты. Конечно, там слишком много снега и воды, но это смотрится.

Когда мы прилетели, снега нигде не было, но через некоторое время, когда через наши поры и дыхание в воздух попала вода, появилась изморозь на иллюминаторах и металлических частях. За две недели ее стало очень много. Но когда мы станцию разогрели до определенной температуры, снег растаял, вода была, она покрывала тонкой пленкой все поверхности. Спишь ночью, стукнешь по стенке, а оттуда рой мелких-мелких брызг. Вот это можно было показать.

— Благодаря чему все-таки удалось починить станцию?

— Она изначально была сделана хорошо. На любой современной станции можно проводить различные операции и можно вернуть ее к жизни, если что-то случилось. Таких аварий в космической отрасли много было, и чинили всё. Но здесь, конечно, нас учили мастерству, его не пропьешь, как говорят, поэтому мы довольны, что сделали это.

Моя жена — не понимаю, как она сообразила, — дала нам две шапочки. Никто не подумал, что на станции может быть холодно. А она вручила нам две лыжные шапки, сказала: «Возьми с собой, может, пригодятся». Пригодились!

— Не меньшими героями можно назвать тех, кто ждет космонавтов дома. Какой была встреча, какие были эмоции, когда вы вернулись домой?

— Жены провожали нас со слезами, понимая всю сложность операции, которая нам предстояла. Моя жена — не понимаю, как она сообразила, — дала нам две шапочки. Никто не подумал, что на станции может быть холодно. А она вручила нам две лыжные шапки, сказала: «Возьми с собой, может, пригодятся». Пригодились! В фильме всё это, кстати, показано. Интересный момент: мы уже более-менее всё починили, телевидение появилось, и мы делали первый телерепортаж для Земли. И когда выставили свет и появились в кадре, журналист, который вел репортаж с Земли, сказал: «Ребята, вы шапки-то снимите. Мы должны вас показать телезрителям без шапок, знаете, нас не поймут». Все-таки пришлось снять.

Рекомендуем

Срок сдачи домов был назначен на сентябрь 2012 года, но застройщик — «Таурас-96» — свои обязательства не выполнил. Сегодня с ним ведутся судебные разбирательства. Но часть дольщиков все же получит свои квартиры совсем скоро.

Ноября 21, 2018

Вакцинация взрослого населения в регионе подходит к концу. Завершится кампания 1 декабря, но план уже выполнен на 99,8%. Прививки получили и более 700 тысяч детей — это 77% от запланированного количества.

Ноября 21, 2018

Силовые и спецслужбы региона зачищали «Колизей» от боевиков, освобождали условных заложников и оказывали помощь пострадавшим от рук террористов. 

Ноября 21, 2018

Сегодня в полдень из новороссийской школы № 17 эвакуировали 265 детей.

Ноября 21, 2018

Утро добрым... бывает: Норильск

Так называется наша традиционная рубрика, в которой каждый может пожелать доброго утра Кубани с экрана телевизора.

Опера снова в моде: интервью с театральным критиком Алексеем Садовским

Рассказ о тенденциях современного театра и ответ предыдущему гостю программы на резкое высказывание о государственном театре.

Василий Лановой выступил с краснодарским оркестром «Виртуозы Кубани»

«Метель» Пушкина — под аккомпанемент народных инструментов. Повесть прозвучала лирично и трогательно.

Не упустить время: маленькому Мирону Горошинскому нужны средства на неврологическую реабилитацию

«Русфонд» и ГТРК «Кубань» продолжают рассказывать о детях и их родителях, которым очень нужна помощь. Мирон из Тихорецкого района в четыре года так и не научился говорить — мальчику диагностировали задержку психоречевого развития. На лечение мама ребенка потратила все сбережения. О том, как принять эстафету помощи мальчику, рассказывает Дарья Топчиева.

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: [email protected], + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».