loader

Узнать, что на самом деле чувствует и что скрывает собеседник, зачастую можно по мимике и жестам. Как это сделать, «России. Кубань» рассказал Илья Анищенко — профайлер, эксперт по лжи и языку жестов.

— Илья, расскажите, где обитают профайлеры, что это за профессия?

— Профайлер — это специалист по определению лжи с помощью чтения языка жестов, обитаемый с недавнего времени в России. Профессия зародилась за рубежом. Когда нет возможности человека подключить к полиграфу — детектору лжи, — но необходимо понять, говорит он правду или лжет, в игру вступаем мы. Если надо выявить из толпы в массовых мероприятиях подозрительного человека, чтобы подойти к нему и провести работу, — это тоже к нам. Вот чем мы занимаемся.


— Получается, вы человек-полиграф?

— Я должен всегда считывать верно, но так не всегда бывает. Полиграф все же машина, и делает все четко. А человек не застрахован от ошибок. Так что это не совсем корректное сравнение.


— Как часто вам приходится сканировать людей?

— Делаю я это, наверное, уже постоянно, с кем бы ни общался — от этого никуда не деться. Что касается работы, это, в первую очередь, криминальный профайлинг — участие в расследованиях, анализ видеоматериалов уголовных дел. С недавнего времени устроился на телеканал у нас, в Екатеринбурге, веду рубрику. Будет и своя передача про анализ поведения.

1.jpg

— Что вы могли бы назвать изюминкой профайлинга?

— Это новая для России профессия, и в нее сложно попасть. С одной стороны — интересная, уникальная. С другой — очень много подводных камней и крайне велика цена ошибки.


— С чего вы начинали?

— Мой путь начали родители, прописав меня на улице Правды — я родом из Нижнего Тагила — и, видимо, это легло на подкорку. А если серьезно, то все началось с увлечения игрой «Мафия». Мы с друзьями в 2009 году часто играли, и я был ведущим. Каждую неделю собиралось порядка 50–60 человек. Проводя игры, я наблюдал за поведением людей. Как ведущий, я знал, кто «мафия». И тогда уже начал отмечать признаки лжи и правды. Потом стал читать книги, смотреть фильмы на эту тему. В 2011 году увидел сериал «Обмани меня». И пошел учиться. А профессиональную оперативную работу начал вести с 2013 года.


— Кому вы помогли за это время?

— Есть три публичных дела, о которых я могу говорить. Известное в Екатеринбурге дело Лошагина — это местный гламурный фотограф, который убил свою жену на вечеринке, где было очень много гостей. Это было первое дело, по которому я высказался публично. Потом было дело Виктора Коэна из Владивостока. И самое громкое и недавнее — дело Шурыгиной. Все началось с программы с Андреем Малаховым, было пять выпусков. Я увидел, что она врет, и мне очень захотелось помочь этому парню... Сергей Семенов его зовут. Прямо трясло от несправедливости: она знаменитость, нагло врет, как и ее родители, а парень сидит в тюрьме.


— Получается, раньше обращались к экстрасенсам, сейчас такой практики уже нет?

— Есть, конечно. Спасибо за это классное сравнение. Бывает, когда следователи сомневаются, зовут экстрасенсов. Но я считаю, что это из области фантастики. Лучше обращаться к нам — мы хоть с людьми работаем, с тем, что они говорят, у нас научная база есть.


— И с психологами вас путать нельзя?

— Нет, я не психолог. Хотя даже психологи к нам немного с недоверием относятся, говорят, что нет у нас научной базы. У меня нет психологического образования, как и у многих моих коллег. Конечно, желательно знать какие-то основы психологии. Но это не обязательно.

2.jpg

— Зачем лично вам все это нужно? Все же это хобби или уже больше профессия?

— Хобби, которое переросло в профессию. Я всегда считал, что счастье в жизни — это заниматься любимым делом. Мне нравилось наблюдать за людьми, когда они врали и говорили правду. Мне нравилось потом это отмечать в жизни. Девять лет назад я заканчивал университет и понимал, что не хочу быть программистом. Мне нравилось общаться с людьми, что-то организовывать, наблюдать за их поведением. Я искал что-то уникальное и интересное.


— Сколько в России сейчас профайлеров?
— По пальцам можно пересчитать. Полиграфологов сейчас очень много, но тех, кто именно профайлингом занимаются, стараются его продвигать, крайне мало.


— Можно ли вас назвать самым сильным специалистом?
— Я бы так не сказал. Может быть, назвал бы себя медийным профайлером. Я выбрал такой путь — через блоги и публичные выступления я показываю, что эта профессия есть. Но в ней есть люди, у которых опыта больше. Надеюсь, они меня принимают и признают в профессиональном сообществе. Мы с коллегами общаемся, я выкладываю свои анализы, и они со мной соглашаются.


— В жизни ваши знания помогают в общении с людьми? С друзьями, с девушкой?

— Это очень сложный вопрос, и его всегда задают. Мне сложно сказать однозначно. Иногда лучше не знать, особенно в личной жизни. Должна быть какая-то изюминка, а когда ты все видишь... Просто становится неинтересно, когда ты уже понимаешь о человеке все на первом–втором свидании. Проще стало понимать людей, что они скрывают, что недоговаривают. Или где-то сами заблуждаются. А как этим пользоваться — другой вопрос. Четко и сразу разоблачать ложь — нет.

3.jpg

— На что надо обращать внимание, куда смотреть, на какие части тела?

— Больше всего информации дает физиология — то, что считывает полиграф: дыхание, пульс, потливость, сглатывание. То, что сознательно не контролируется человеком. Какие-то жесты, голос и движение глаз можно контролировать, а вот физиологические проявления — нет. Это говорит о каком-то стрессе. А с чем связан стресс? Надо дальше задавать уточняющие вопросы. Да, это может быть ложь, например, человек умышленно врет и облизывает губы. Но он может в этот момент говорить о том, в чем не уверен или не до конца уверен. Либо он говорит о чем-то неприятном из своей жизни, в этот момент он тоже может облизнуться. Вот это мы называем ошибкой Отелло — когда Отелло видел, что волнуется Дездемона, но решил, что она его обманывает, и задушил. А она волновалась потому, что он на нее злился. Таких ошибок надо избегать. Помните, как у Алана Пиза? «Почесал нос — значит, врет». Нет такого.


— Но это ведь самое распространенное: если трогает нос во время разговора — значит, врет. Неправда?

— Ничего подобного. Это какая-то негативная реакция. В каких-то случаях это означает и ложь. Нос просто так не чешется. Но это может быть и просто сомнение, недоверие.


— Или вспоминание?

— Воспоминание — это все-таки больше почесывание головы, уха или лба — это как бы подсознательная стимуляция мозга. А вот что касается носа — это реакция. Например, что-то плохо пахнет, я не хочу нюхать. И поэтому здесь возникает зуд, который не всегда означает ложь.


— А что вы скажете про брови и глаза?

— Любое прикосновение к себе — к ушам, ко рту — это всегда какой-то стресс. Первое, по чему можно распознать ложь, — это речь. По содержанию речи, по уходам от формы вопроса, по избеганию вопросов по каким-то уверткам и оговоркам. Если есть оговорки, в 99 процентах случаев это значит, что человек врет или что-то скрывает. Как отвечает человек на вопрос, какая скорость речи, слова-паразиты и так далее — это первое, на что мы обращаем внимание. Второе — это физиология, процессы, связанные со страхом внутри организма. Когда человеку страшно, он хочет спрятаться, сбежать или биться.


— Черепашьи движения головой вы имеете в виду?

— Черепашья голова (когда человек вжимает голову в плечи — прим. ред.) — это уже ближе к жестам. Слюноотделение повышается, или наоборот — все сохнет во рту. Так связки колом встают во время стресса. А третье — это голос, интонация, тоже не контролируемая человеком. Четвертое — это мимика. Эмоции считываются по лицу. Пятое — это жесты, движения головой, одергивания.

4.jpg

— Как это все замечать?

— Тренироваться. А иногда сразу понимаешь, что врет.


— Мы поговорили о негативных проявлениях. А позитивные — это раскрытые ладони, широкая улыбка, где не сомкнуты зубы, верно?

— Да. Первый признак правды — когда есть хорошая жестикуляция, причем двумя руками и всей частью руки. Когда человек, допустим, стоит, и все части руки задействованы. И тут нужно сопоставлять все со словами. Если человек говорит и то же самое показывает руками — это хорошо. Еще признаки правды — улыбка и расслабленное лицо. Когда человек врет, он испытывает страх. Если это какая-то сильная ложь и у нее страшные последствия, в этот момент он не может искренне улыбнуться.


Наш эксперимент по выявлению лжи Ильей Анищенко смотрите в видеоверсии «Вести. Интервью».




Рекомендуем

Подпишись на нас в Instagram!

Им стал экс-артист хора Государственного академического Большого театра России.

Января 23, 2019

Зеленую зону отдыха разобьют на месте пустыря.

Января 23, 2019

На увлекательную лекцию «В мире образов Сандро Боттичелли» приглашает Центральная городская библиотека.

Января 23, 2019

Губернатор Кубани Вениамин Кондратьев в Москве обсудил с руководителем подрядной организации детали того, как будут выглядеть новые учебные центры.

Января 23, 2019

Какими станут игры будущего и сколько они будут стоить: интервью с Михаилом Решетняком

Разработчик игр — штучная профессия в Краснодаре. Чтобы добиться успеха, нужно придумать концепцию, способную удержать у экрана самых искушенных. Это требует самых серьезных вложений, но и окупиться может с лихвой.

Работа и режим: как живут и сколько зарабатывают профессиональные киберспортсмены в Краснодаре

У них свой сленг, для тренировок им нужны мощные компьютеры, а заработок напрямую зависит от качества игры. Так ли легки деньги, которые зарабатывают киберспортсмены, и как изменится жизнь Краснодарской краевой федерации по киберспорту, если видеоигры войдут в программу Олимпиады в 2024 году?

«Мы добрые, потому что мы боремся за свободу в этой системе»! Кто страдает игроманией в Краснодаре?

Россия пока не в лидерах по компьютерной зависимости. На первом месте — Австралия, дальше идут Дания, Германия, США, Швеция. Наша страна только на 19-й строчке. Но виртуальная жизнь вытесняет реальную и у нас. Как понять, что у тебя игромания, чем она опасна и можно ли вылечиться раньше, чем потеряешь семью?

Жить в южной столице: две стороны одного киберспорта (выпуск от 22.01.2019)

Они не проигрывают деньги, не залезают в долги, не шумят — просто уходят в виртуальный мир: на несколько часов или суток. Как отличить геймера от игромана и могут ли компьютерные игры стать делом всей жизни?

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: news@kubantv.ru, + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».