loader

Узнать, что на самом деле чувствует и что скрывает собеседник, зачастую можно по мимике и жестам. Как это сделать, «России. Кубань» рассказал Илья Анищенко — профайлер, эксперт по лжи и языку жестов.

— Илья, расскажите, где обитают профайлеры, что это за профессия?

— Профайлер — это специалист по определению лжи с помощью чтения языка жестов, обитаемый с недавнего времени в России. Профессия зародилась за рубежом. Когда нет возможности человека подключить к полиграфу — детектору лжи, — но необходимо понять, говорит он правду или лжет, в игру вступаем мы. Если надо выявить из толпы в массовых мероприятиях подозрительного человека, чтобы подойти к нему и провести работу, — это тоже к нам. Вот чем мы занимаемся.


— Получается, вы человек-полиграф?

— Я должен всегда считывать верно, но так не всегда бывает. Полиграф все же машина, и делает все четко. А человек не застрахован от ошибок. Так что это не совсем корректное сравнение.


— Как часто вам приходится сканировать людей?

— Делаю я это, наверное, уже постоянно, с кем бы ни общался — от этого никуда не деться. Что касается работы, это, в первую очередь, криминальный профайлинг — участие в расследованиях, анализ видеоматериалов уголовных дел. С недавнего времени устроился на телеканал у нас, в Екатеринбурге, веду рубрику. Будет и своя передача про анализ поведения.

1.jpg

— Что вы могли бы назвать изюминкой профайлинга?

— Это новая для России профессия, и в нее сложно попасть. С одной стороны — интересная, уникальная. С другой — очень много подводных камней и крайне велика цена ошибки.


— С чего вы начинали?

— Мой путь начали родители, прописав меня на улице Правды — я родом из Нижнего Тагила — и, видимо, это легло на подкорку. А если серьезно, то все началось с увлечения игрой «Мафия». Мы с друзьями в 2009 году часто играли, и я был ведущим. Каждую неделю собиралось порядка 50–60 человек. Проводя игры, я наблюдал за поведением людей. Как ведущий, я знал, кто «мафия». И тогда уже начал отмечать признаки лжи и правды. Потом стал читать книги, смотреть фильмы на эту тему. В 2011 году увидел сериал «Обмани меня». И пошел учиться. А профессиональную оперативную работу начал вести с 2013 года.


— Кому вы помогли за это время?

— Есть три публичных дела, о которых я могу говорить. Известное в Екатеринбурге дело Лошагина — это местный гламурный фотограф, который убил свою жену на вечеринке, где было очень много гостей. Это было первое дело, по которому я высказался публично. Потом было дело Виктора Коэна из Владивостока. И самое громкое и недавнее — дело Шурыгиной. Все началось с программы с Андреем Малаховым, было пять выпусков. Я увидел, что она врет, и мне очень захотелось помочь этому парню... Сергей Семенов его зовут. Прямо трясло от несправедливости: она знаменитость, нагло врет, как и ее родители, а парень сидит в тюрьме.


— Получается, раньше обращались к экстрасенсам, сейчас такой практики уже нет?

— Есть, конечно. Спасибо за это классное сравнение. Бывает, когда следователи сомневаются, зовут экстрасенсов. Но я считаю, что это из области фантастики. Лучше обращаться к нам — мы хоть с людьми работаем, с тем, что они говорят, у нас научная база есть.


— И с психологами вас путать нельзя?

— Нет, я не психолог. Хотя даже психологи к нам немного с недоверием относятся, говорят, что нет у нас научной базы. У меня нет психологического образования, как и у многих моих коллег. Конечно, желательно знать какие-то основы психологии. Но это не обязательно.

2.jpg

— Зачем лично вам все это нужно? Все же это хобби или уже больше профессия?

— Хобби, которое переросло в профессию. Я всегда считал, что счастье в жизни — это заниматься любимым делом. Мне нравилось наблюдать за людьми, когда они врали и говорили правду. Мне нравилось потом это отмечать в жизни. Девять лет назад я заканчивал университет и понимал, что не хочу быть программистом. Мне нравилось общаться с людьми, что-то организовывать, наблюдать за их поведением. Я искал что-то уникальное и интересное.


— Сколько в России сейчас профайлеров?
— По пальцам можно пересчитать. Полиграфологов сейчас очень много, но тех, кто именно профайлингом занимаются, стараются его продвигать, крайне мало.


— Можно ли вас назвать самым сильным специалистом?
— Я бы так не сказал. Может быть, назвал бы себя медийным профайлером. Я выбрал такой путь — через блоги и публичные выступления я показываю, что эта профессия есть. Но в ней есть люди, у которых опыта больше. Надеюсь, они меня принимают и признают в профессиональном сообществе. Мы с коллегами общаемся, я выкладываю свои анализы, и они со мной соглашаются.


— В жизни ваши знания помогают в общении с людьми? С друзьями, с девушкой?

— Это очень сложный вопрос, и его всегда задают. Мне сложно сказать однозначно. Иногда лучше не знать, особенно в личной жизни. Должна быть какая-то изюминка, а когда ты все видишь... Просто становится неинтересно, когда ты уже понимаешь о человеке все на первом–втором свидании. Проще стало понимать людей, что они скрывают, что недоговаривают. Или где-то сами заблуждаются. А как этим пользоваться — другой вопрос. Четко и сразу разоблачать ложь — нет.

3.jpg

— На что надо обращать внимание, куда смотреть, на какие части тела?

— Больше всего информации дает физиология — то, что считывает полиграф: дыхание, пульс, потливость, сглатывание. То, что сознательно не контролируется человеком. Какие-то жесты, голос и движение глаз можно контролировать, а вот физиологические проявления — нет. Это говорит о каком-то стрессе. А с чем связан стресс? Надо дальше задавать уточняющие вопросы. Да, это может быть ложь, например, человек умышленно врет и облизывает губы. Но он может в этот момент говорить о том, в чем не уверен или не до конца уверен. Либо он говорит о чем-то неприятном из своей жизни, в этот момент он тоже может облизнуться. Вот это мы называем ошибкой Отелло — когда Отелло видел, что волнуется Дездемона, но решил, что она его обманывает, и задушил. А она волновалась потому, что он на нее злился. Таких ошибок надо избегать. Помните, как у Алана Пиза? «Почесал нос — значит, врет». Нет такого.


— Но это ведь самое распространенное: если трогает нос во время разговора — значит, врет. Неправда?

— Ничего подобного. Это какая-то негативная реакция. В каких-то случаях это означает и ложь. Нос просто так не чешется. Но это может быть и просто сомнение, недоверие.


— Или вспоминание?

— Воспоминание — это все-таки больше почесывание головы, уха или лба — это как бы подсознательная стимуляция мозга. А вот что касается носа — это реакция. Например, что-то плохо пахнет, я не хочу нюхать. И поэтому здесь возникает зуд, который не всегда означает ложь.


— А что вы скажете про брови и глаза?

— Любое прикосновение к себе — к ушам, ко рту — это всегда какой-то стресс. Первое, по чему можно распознать ложь, — это речь. По содержанию речи, по уходам от формы вопроса, по избеганию вопросов по каким-то уверткам и оговоркам. Если есть оговорки, в 99 процентах случаев это значит, что человек врет или что-то скрывает. Как отвечает человек на вопрос, какая скорость речи, слова-паразиты и так далее — это первое, на что мы обращаем внимание. Второе — это физиология, процессы, связанные со страхом внутри организма. Когда человеку страшно, он хочет спрятаться, сбежать или биться.


— Черепашьи движения головой вы имеете в виду?

— Черепашья голова (когда человек вжимает голову в плечи — прим. ред.) — это уже ближе к жестам. Слюноотделение повышается, или наоборот — все сохнет во рту. Так связки колом встают во время стресса. А третье — это голос, интонация, тоже не контролируемая человеком. Четвертое — это мимика. Эмоции считываются по лицу. Пятое — это жесты, движения головой, одергивания.

4.jpg

— Как это все замечать?

— Тренироваться. А иногда сразу понимаешь, что врет.


— Мы поговорили о негативных проявлениях. А позитивные — это раскрытые ладони, широкая улыбка, где не сомкнуты зубы, верно?

— Да. Первый признак правды — когда есть хорошая жестикуляция, причем двумя руками и всей частью руки. Когда человек, допустим, стоит, и все части руки задействованы. И тут нужно сопоставлять все со словами. Если человек говорит и то же самое показывает руками — это хорошо. Еще признаки правды — улыбка и расслабленное лицо. Когда человек врет, он испытывает страх. Если это какая-то сильная ложь и у нее страшные последствия, в этот момент он не может искренне улыбнуться.


Наш эксперимент по выявлению лжи Ильей Анищенко смотрите в видеоверсии «Вести. Интервью».




Рекомендуем

В эпицентре журналистского праздника наша съемочная группа — о том, что происходит на конкурсе, рассказывает Андрей Малеваный.

Октября 22, 2018

Турнир среди юношей и девушек пройдет 2–8 ноября в Геленджикской бухте в 28-й раз.

Октября 22, 2018

Кубанцы оказались самыми активными на юге страны. Об этом журналистам рассказал Вениамин Кондратьев. 

Октября 22, 2018

В туристическом фестивале «Эфес Кубани», который пройдет в краевом центре 28 октября, будут участвовать около 5 тысяч человек.

Октября 22, 2018

Вести. Интервью: режиссер Евгений Шелякин и актер Роман Курцын

В Краснодаре с прошла звездная премьера комедии «Вечная жизнь Александра Христофорова». Режиссер Евгений Шелякин и исполнитель одной из главных ролей Роман Курцын рассказали «России. Кубань» о производстве фильма, продленном лете, осенней хандре и черном юморе.

«Быть собой»: бесстрашный путешественник Дмитрий Локтионов

Раньше он работал в офисе, а теперь колесит по всему миру. Дмитрий Локтионов преодолел десятки тысяч километров на велосипеде, пешком, на байдарке и автостопом — практически без денег в кармане, с одним рюкзаком и непреодолимой тягой к путешествиям. 

Восемь лет дорожного ремонта: интервью с Евгением Романовым

Большой ремонт продлится в Краснодаре до 2025 года — это время работы программы Минтранса России в южной столице. Все ли идет по плану и какие новые развязки помогут разгрузить город от пробок? Анна Горлова побеседовала с директором Центра мониторинга дорожного движения и транспорта Евгением Романовым.

Ценители чугуна: кто и как ворует канализационные люки с улиц Краснодара

С начала 2018 года в краевой столице исчезли больше 700 металлических крышек с колодцев коммуникаций. Куда уходят  чугунные люки южной столицы?

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: [email protected], + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».