loader

О живых встречах с читателями, сюжетах, смыслах, героях и новой книге «России. Кубань» рассказала журналист и писатель Наталья Тованчева.

— Наталья Григорьевна, вы часто встречаетесь со своими читателями лично. Как проходят такие встречи?

— Как правило, примерно одинаково: я читаю рассказы, какие сама выберу или читатели захотят, отвечаю на вопросы, и мы разговариваем о творчестве, жизни и книгах.


— Что читателям интересно встретиться с автором и задать вопросы, я прекрасно понимаю. А вот что вы получаете от таких встреч?

— Знаете, как актер на сцене получает энергию зала, так я получаю энергию моих читателей. Мне интересно, что их зацепило в рассказах, что им нравится, а что — нет, как они воспринимают мои истории. Может, это и не повлияет на то, что я буду писать дальше, но мне интересно.


— На какие вопросы интереснее всего отвечать?

— Глубокие — о смысле жизни, любви, смерти. Такие, немного философские.


— Может, и о психологии ваших героинь и героев?

— Безусловно. Иногда меня спрашивают, почему героиня поступила именно так. Я не могу ответить на этот вопрос, могу только пофантазировать вместе с читателями, почему это произошло.

Это не реальные персонажи, абсолютно вымышленные истории. Но разговор — он о жизни нашей общей, потому что эти истории могли бы произойти.

— Я заметила, что для вас важна обратная связь. У вас есть сайт, вы открыты к общению, вам часто оставляют комментарии в социальных сетях. Какие отзывы запоминаются, какие наиболее ценны?

— Запоминаются, конечно, те, которые по делу. Не просто «я напишу комментарий и отмечусь», когда человека что-то зацепило, и он хочет поделиться этим и с писателем, и с остальными читателями. Может, что-то посоветовать другим читателям, спросить о чем-то автора.

IMG_9849.JPG

— Со временем меняются отзывы, становится ли их больше?

— Становится, конечно. Потому что становится больше читателей. Меняются ли они? Нет, наверное, не меняются, ведь разговор все время идет вокруг рассказов, вокруг жизни.


— В вашей писательской судьбе был случай, когда ваш рассказ повлиял на судьбу читательницы. Расскажите о нем.

— У девушки был очень сложный период в семейной жизни, и она хотела принять какое-то серьезное решение, важное. Прочитала рассказ и мне написала уже потом, что он помог ей принять правильное решение: «Я прочитала историю другой женщины, развитие другой судьбы, и что-то поняла про себя, поэтому, мне кажется, не совершила ошибки».


— Что чувствует писатель, когда понимает, что повлиял на чью-то жизнь и судьбу?

— Я чувствую интерес и в очередной раз убеждаюсь, как все в мире связано: наши фантазии и наша реальность, наши какие-то придумки и то, что существует на самом деле — очень все связано.


— Если ваши рассказы помогают жить, то почему в них так много смерти? Тема смерти очень развита: герои кончают жизнь самоубийством, умирают от болезней, попадают в аварии. Почему вы их убиваете?

— Мне очень часто задают этот вопрос. На самом деле, все не совсем так. Если посчитать количество моих рассказов в целом и количество рассказов, в которых происходят смерти, получится не очень большой процент. Уж никак не большинство, процентов 20 максимум. Как в жизни у каждого из нас — смерть где-то рядом.

Рассказы, в которых есть смерть, действуют на читателя сильнее, он немного выходит из своего комфортного состояния, в котором хорошо все: природа, солнышко, птички. Ведь в жизни нет хэппи-энда — мы все умрем. Да, к сожалению. «Никто не уйдет с этой планеты живым» — мне очень нравится эта фраза.

— А что насчет случая? Многие герои получают знаки судьбы, кто-то прислушивается, кто-то нет. А как насчет вас? Вы прислушиваетесь к знакам судьбы?

— Конечно, да. Это очень хороший вопрос, потому что знаки судьбы есть в жизни каждого из нас, мы просто часто на них не обращаем внимание. Или не умеем их читать.


— Что это все-таки — интуиция или чудо?

— Я верю в высшие силы, как бы их не называли. Кто-то называет их Богом, кто-то — космосом, Вселенной, информационными полями. Не важно. Это есть. А мы — часть общего информационного поля Земли, и нам все время подаются какие-то знаки, это реальность. Можно назвать это чудом, это такая чудесная реальность.


— Вы в своей жизни умеете их видеть, слышать и принимать правильное решение?

— Я учусь. «Я не волшебник, я только учусь», — говорили в одном старом фильме. Конечно, не всегда получается. Если бы я все слышала и понимала, то была бы гораздо более открыта этому миру, больше бы понимала в этом мире. Пока это не так, но я учусь.

IMG_9772.JPG

— Когда вышла ваша первая книга, вы часто сетовали на то, что ваши близкие и знакомые постоянно пытаются узнать себя в героях и даже обижаются, а вы открещиваетесь и говорите: «Нет, я никого не имела в виду». Сейчас таких вопросов меньше?

— Меньше, потому что в первой книге действительно были какие-то фрагменты реальных людей. Вот у меня в голове созрела история, но чтобы написать характеры, мне нужны люди, надо понимать, что вот эта женщина — какая она? Худая, толстая, любит носить черное или белое, у нее глаза голубые или серые? Я могу не написать этого в рассказе, но для себя я должна ее видеть и понимать. Тогда, как правило, возникают какие-то параллели с людьми, которых я видела или знаю в реальной в жизни. И я понимаю, так вот же он — этот типаж, вот девушка Маша, а мужчина, там, Ваня. И я поневоле где-то какие-то чёрточки могла цеплять. Во второй книге это может быть не так явно. Эти черточки тоже есть, но они смешанные с черточками других людей, поэтому не так легко распознаются.

Чтобы написать характеры, мне нужны люди, надо понимать, что вот эта женщина — какая она? Худая, толстая, любит носить черное или белое, у нее глаза голубые или серые? Я могу не написать этого в рассказе, но для себя я должна ее видеть и понимать.

— Люди все-таки вдохновляют? Близкие люди тоже? Например, родственники, внук?

— Конечно. У меня много рассказов, где мой внук каким-то образом фигурирует. Например, «Полеты и прыжки». Мальчик в начале — это он. А в рассказе «Мика апокакий» маленький мальчик — это мой сын в детстве. То есть, конечно.


— Им вы признаетесь в этом?

— Нет. Если сами найдут — хорошо. Если нет, то и не признаюсь.

IMG_9859.jpg

— Я знаю, что внук вдохновился и тоже занялся книгописательством, верно?

— Да. Причем я пишу в айпаде, он пишет от руки. Покупает себе такие маленькие блокнотики — у нас уже весь дом в блокнотиках, и у них, и у меня. И он пишет. Это называется «Книга», он пишет уже четвертую книгу. Пока описывает какие-то свои истории из школы и придумывает истории о кошках — «Кошачьи сказы».


— В соавторстве не собираетесь работать?

— С ним? Хорошая мысль! Надо подумать.


— Мне кажется, что в ваших рассказах, как и в любом хорошем телевизионном сюжете, обязательно должны быть яркие детали. И у вас таких деталей много. Как вы их подмечаете?

— Я журналистка, и это профессиональное. Я еду по городу и какие-то детальки фиксирую — понимаю, что они мне могут где-то пригодиться. Кто-то сказал какую-то фразу — я  записала. Недавно внук оговорился, вместо «я ел куриное филе» сказал «я ел филиное куре» — я тут же схватила айпад и начала записывать, чтобы не забыть.


— И он потом будет выискивать на страницах эту фразу.

— Очень может быть. Это уже такое, профессиональное, никуда не денешься.


— Но откуда вы знаете, как выглядит обморок лягушки?

— Я не знала до этого рассказа. Пришлось узнать.


— Объясните. В данном случае это была исследовательская работа на тему «Цвет в живописи»?

— Я сидела на лавочке в парке, на соседней сидел очень колоритный мужчина в тряпочной кепочке. Мне почему-то показалось, что он должен быть бывшим музыкантом, судя по облику, но очень-очень бывшим, у которого что-то не сложилось. Как-то музыка была в его жизни и ушла. И мне эта история пришла в голову. Но для нее мне нужны были необычные названия цветов. Но сейчас — Google в помощь, все это очень легко, не надо идти в библиотеку, брать энциклопедию, как раньше. И я просто нашла эти необычные цвета. Их, на самом деле, колоссальное количество. Я веселилась, когда их читала. Есть, например, цвет бедра испуганной нимфы — это самое известное и легкое из того, что я нашла. Много веселых названий. Но вот эта лягушка мне помогла, пригодилась для рассказа, стала цветом платья героини.

IMG_0007.jpg

— Вы уже написали достаточно рассказов для новой книги, верно? Сколько их? Когда она выйдет?

— В каждой книге у меня 30 с небольшим рассказов. Кто-то даже посчитал, что в первой книге — 37 рассказов, столько лет было Пушкину, когда он погиб. Конечно, у меня не было таких ассоциаций, так сложилось.

Чтобы вышла книга, нужно объединить рассказы какой-то одной идеей под одним названием, придумать оформление — это для меня, может, сложнее, чем просто написать рассказы, потому что это немного другая история. Вот пока они у меня не собираются.

— Общей концепции пока нет?

— Скажем так: она есть, но меня не до конца устраивает. Может, надо написать еще несколько рассказов, чтобы они как-то объединились. Может, какие-то уже написанные рассказы не войдут в эту книгу. Я ощущаю, когда книга собрана, — вот она, она про это. И я понимаю, в каком направлении искать название. Но, как правило, названия рассказов становятся названиями книг. Пока идет процесс собирания.


— Вы чувствуете себя писателем, который успевает работать? Или деловой женщиной, которая пишет?

— Я чувствую себя человеком, который любит писать тексты.


— Могли бы вы прочитать один из них? Может, фрагмент неизданного рассказа?

— Да, у меня есть «рояль в кустах» — айпад, в котором хранятся абсолютно все мои рассказы. И есть один из последних, которого еще даже на сайте нет — он нигде не опубликован. Называется «Признак Франка», написан от лица женщины: «Вы любите смотреть по телевизору программы про здоровье? Они на всех каналах идут. Я очень люблю. Если внимательно смотреть, все про себя понятно становится. Врачи-то сейчас никудышные пошли, не знают толком ничего. Горазды только без конца тебя посылать: то на анализы, то на обследование, то вообще куда подальше. И сидят потом, бумажки перебирают и рассказывают, чем лечиться, как будто ты не живой человек, а механизм. Не пощупают толком, в глаза не заглянут. Бумажкам диагноз ставят, а не людям. Вот я, кстати, недавно пришла к доктору как раз показать глаза. То есть, не зрение проверить, а именно глаза показать, потому что у меня на радужке пятнышки какие-то появились. Терапевт меня к окулисту отправил, окулист кинулся зрение проверять. От одного прибора к другому гонял, точки красные считать заставил. А у меня зрение нормальное. Меня пятнышки беспокоят».


— Ваши рассказы известны нестандартными и неожиданными финалами.

— Здесь это тоже есть, пусть читатели сами прочтут.


Рекомендуем

Подпишись на нас в Instagram!

Житель Тимашевского района признан виновным в заведомо ложном сообщении о готовящемся взрыве, совершенном из хулиганских побуждений.

Января 22, 2019

Детали трагедии настолько шокирующие, что суд идет в закрытом режиме — на скамье подсудимых подростки. Николаю Лесников дежурит у здания суда, ему удалось узнать подробности. Сейчас он выходит на прямую связь со студией. 

Января 22, 2019

Спасатели вели визуальный поиск с борта вертолета Ми-8 в течение нескольких часов.

Января 22, 2019

Иллюстрации к Библии художник начал создавать в 1930-е, закончил — уже после Второй Мировой. Шагал специально для создания этой серии овладел техникой литографии.

Января 22, 2019

Творческий дебют: как молодая режиссер Анастасия Русанова в Краснодаре «Золушку» создала

Театр драмы продолжает наращивать репертуар и расширять творческий штат: в краснодарском драматическом работают сразу два режиссера. Теперь спектакли на постоянной основе будет ставить талантливая Анастасия Русанова.

Город, который живёт сам по себе. Краснодарский театр «Мой» поставил спектакль по Достоевскому

Сценарий постановки «ФМ» Станислав Слободянюк написал в соавторстве с актрисой молодёжного театра Полиной Шипулиной, на сцене — новый выпуск театра-школы. Съемочная группа «Территории культуры» побывала на финальном показе.

Мила Макабровна Нокс: как писательница из Славянска-на-Кубани придумала целый мир

Ей всего 27, а книги продаются не только в России, но и в Белоруссии, Украине и Молдавии. Мила Нокс живет на Кубани, но уже несколько лет постоянно в разъездах — встречается с читателями. 10 лет назад девушка без опыта и связей рискнула — и добилась успеха. О молодой писательнице и её собственном волшебном мире рассказываем в сюжете. 

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: news@kubantv.ru, + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».