loader

О борьбе с коррупцией, откатах и «белых воронах» бизнеса «России. Кубань» рассказал Эдуард Идрисов, член общественной палаты Краснодарского края, кандидат политических наук и руководитель Краснодарского регионального комитета по противодействию коррупции.

— Генпрокурор России Юрий Чайка недавно назвал сумму ущерба от коррупции в стране за последние три года — более 148 миллиардов рублей. Как ваша организация борется с коррупцией?

— Мы работаем на протяжении восьми лет в Краснодарском крае. Но стоит уточнить, что мы все же боремся с коррупцией, а не с коррупционерами. С ними борятся определенные ведомства, силовые структуры. Наша главная задача — создание антикоррупционного климата во всех слоях населения. К нам обращаются люди с конкретными проблемами, которые действительно отражают факты коррупции. Были ситуации, когда требовали деньги, допустим, за проведение бесплатной операции. Система здравоохранения у нас, действительно, одна из лидирующих в сфере коррупции, как и образование, и правоохранительные органы. Но мы не боремся с коррупционерами. Мы можем проконсультировать человека, обратившегося к нам, помочь собрать материал, направить человека в ведомство, которое профессионально разберется в ситуации.


— Антикоррупционное законодательство достаточно объемно, но при слове «коррупция» у рядовых жителей России возникают стойкие ассоциации с уголовным кодексом и взяточничеством. Какие формы коррупции сейчас выделяют?

— Конечно, не только взятки, а еще и злоупотребление служебным положением. Есть красивое словосочетание «лоббирование интересов» — это тоже может рассматриваться как коррупционный фактор. Есть и много других латентных, скрытых действий, которые чиновник может, не беря деньги в руки, совершать. Знаете, у нас очень часто создаются новые нормативно-правовые акты в этой сфере, новые законы, которые ужесточают борьбу с коррупцией. Но на каждый новый закон создается какая-то хитрая обводка, хитрый финт. Умело обходят эти законы, тем самым покрывая действия, которые могли бы попасть в уголовное законодательство. Их обеляют, умело уходят от ответственности.Тем не менее, народу и нашему нашему государству все это приносит огромный вред. Хотелось бы, чтобы мы не просто отчитывались в конце года о том, столько нормативно-правовых актов ввели и сколько проверили деклараций. Самым главным критерием оценки деятельности противодействия коррупции является общество. Пока у нас общество еще до такой степени не доверяет возможности с этой бедой бороться.


— Абсолютно верно.

— Поэтому чаще к нам обращаются граждане, которым дают взятки. Почему вы не идете в силовую структуру? В отдел по борьбе с коррупцией не идете в прокуратуру? В УВД? Потому что не доверяют. Говорят: «Мы боимся, что наше дело будет не рассмотрено объективно и беспристрастно, как мы бы этого хотели».

Еще раз хочу подчеркнуть, что в нашем крае ведется активная борьба с коррупцией на всех уровнях. Не только во власти, но и в общественном секторе.

— Давайте это подкрепим конкретными цифрами, сроками.

— Цифрами и сроками ведает прокуратура. Часто говорят, что средний размер взятки вырос или уменьшился. От этого мы отталкиваемся в мнении, выросла ли у нас коррупция или уменьшилась. Поверьте, нет критериев в плане того, сколько человек посадили. Это может говорит либо о хорошей работе правоохранительных органов, либо о том, что у нас коррупционеров стало больше. Или наоборот, что у нас с коррупцией стали эффективнее бороться. Можно судить двояко — то первое. Второе — статистика вещь лукавая. Не всегда она объективно отражает реальное положение дел. Поэтому я не буду сейчас называть цифры. Есть громкие, резонансные коррупционные дела и в Краснодарском крае.

Мы прекрасно знаем, что у нас и высокопоставленные чиновники могут оказаться в местах, не столь отдаленных. Возбуждены уголовные дела по коррупционным факторам — это говорит о том, что у нас нет неприкасаемых. Это уже здорово. По крайней мере, раньше такого не было. Но это не говорит о том, что уровень коррупции снижается. Хотя, думаю, у нас в этом плане действительно большой положительный сдвиг — в сторону улучшения противодействия коррупции.

7654.jpg

— Какие пробелы в нашем законодательстве усложняют расследования коррупционных дел?

— Есть статья 159 — «Мошенничество», ее иногда называют резиновой, потому что это статья с широким диапазоном ответственности и возможностью привлечь к ней различных людей, которые преступают закон. В том числе и в плане противодействия коррупции. Допустим, есть чиновник. Допустим, он готов помочь человеку при строительстве какого-либо объекта, и действительно все вопросы решает, потому что есть понятия «куначество», «кумовство», «рука руку моет» и так далее. Он идет по коридору к властям, знает, к кому зайти, с кем переговорить. Тут возбуждается уголовное дело. Чиновник попадается на взятке, допустим. Ему приносят деньги, и с ними его берут правоохранители. А в ходе следствия выясняется, что чиновник по своим должностным обязанностям просто не может дать разрешение на строительство. Что это значит? Что он вводил в заблуждение человека, который давал ему взятку. Получается, это не коррупционные действия, а мошенничество. Хотя мы прекрасно понимаем, что он все равно может все сделать обходными путями. Но статья не попадает под коррупционный фактор. Естественно, чиновник не лишается определенных регалий, и его наказание становится менее жестким. Я считаю, что это недостаток в нашей законодательной сфере.


— Самым понятным из спектра мер по борьбе с коррупцией многим покажется словосочетание «антикоррупционная экспертиза». Кто же эти эксперты? Какие инструменты они используют в своей работе?

— Институт независимой антикоррупционной экспертизы в России возник давно, есть аттестованные эксперты, которые с удовольствием сдают документы в органы юстиции, их аттестуют, они получают официальный статус независимого эксперта. Есть  50–60 таких специалистов. Они получают листок, который подтвержает, что они — независимые эксперты в деле противодействия коррупции. Но до сих пор в Краснодарском крае почему-то все экспертизы пишут всего лишь три человека. И это еще нормально. Допустим, в Московской области — вообще один человек! Представляете, экспертов 60, а пишет — один. Почему так? Во-первых, многим просто не хватает знаний. Хотя органы юстиции проводят определенные семинары, пытаются провести обучение по этой тематике. Однако институт вообще не финансируется, про него как бы забыли. Дали такую возможность — быть экспертом, — но не объяснили, как им стать. Многие граждане готовы найти коррупционные факторы в любом нормативно-правовом акте, но при этом они не могут предлагать альтернативные варианты. Хорошо, вы нашли коррупцию. Но надо предложить альтернативный вариант — найдите закон, который исключает эти факторы. Не все на это способны в силу отсутствия знаний. 

Институт антикоррупционной экспертизы у нас только развивается, и над ним надо очень много надо работать, привлекать людей, которые будут этими вопросами профессионально заниматься. А не как сейчас — в основном, на добровольной основе. Поэтому, скажем так, в этой сфере очень слабая гражданская активность.

— Откат считается фактом коррупции?

— Да, интересное слово «откат». Есть даже небольшой анекдот. У чиновника спрашивают: «Какое ваше любимое природное явление?» Он говорит: «Когда шторм, представляете, волна на берег выходит и — откат за откатом, откат за откатом». Об откатах в последнее стали говорить более открыто, даже приводили некую статистику. Откат — это коррупция, наверное, наиболее вредный фактор, который сдвигает нашу экономику назад, разрушает основы здорового общества, которые мы пытаемся создать. Откаты есть, мы с ними боремся, но это очень тяжело. Мы прекрасно знаем, как проходят госзакупки, — это один из самых больших сегментов, где коррупция процветает. У нас есть даже книга, очень профессионально этим вопросом занимался Общероссийский народный фронт (ОНФ).


— В таких случаях к вам можно обращаться за помощью?

— Обязательно надо обращаться — у нас есть юристы, которые могут внимательно рассмотреть любой аспект каждого конкретного случая. Мы можем, скажем так, инициировать конкретную проверку.

WhatsApp-Image-2017-12-08-at-11.26.jpg

— Не будет ли, что пальчиком пожурят человека и ограничатся каким-то устным выговором, и на этом все закончится, а фирму начнут потом, как у нас принято говорить, «кошмарить»?

— Знаете, «кошмарить бизнес»... Сейчас нагрузка на бизнес слегка, пожалуй, снизилась. Мы взаимодействуем с общественными структурами, как «Опора России», «Торгово-промышленной палатой», представителями малого и среднего бизнеса. Они говорят об этом. Но в то же время у нас появились высокие административные барьеры. Говорят, что наш край инвестиционно привлекателен, но, к сожалению, не все бизнесмены и инвесторы идут в Краснодарский край. Потому что административные барьеры до такой степени сложны, что преодолеть их очень сложно. Проще пойти в Ставропольский край, Ростовскую область, хотя там в чем-то хуже. Тем не менее, в плане реализации бизнес-идей многим там проще. 

Люди честно говорят: «К вам в регион тяжело заходить: столько согласований, столько различных вопросов. Мы не знаем, с кем это все решать», — они теряются. В Краснодарский край многим нужен какой-то конкретный куратор-проводник для каждого бизнесмена, который проведет его по закоулкам, покажет светлый путь.

— Получается, от предпринимателя зависит, готов ли он бросить вызов и бороться за свое дело честно, без взяток?

— Конечно. Есть смелые предприниматели, но они пока выглядят белыми воронами. На них интересно посмотреть, но к ним боятся подойти многие коллеги, потому что у многих людей нет уверенности в завтрашнем дне. Возможно, уже завтра им все могут начать аплодировать, их смелости, как героям, которые пошли против устоявшихся серых схем и решили работать по-белому. Но таких мало. Они есть, их становится больше, и наша задача — помогать таким людям.

Рекомендуем

Проезд частично закроют на перекрестке улиц Сормовской и Монтажной с 23 ноября.

Ноября 19, 2018

На государственную измену был готов недовольный сотрудник правоохранительных органов.

Ноября 19, 2018

Те, кому физическая форма позволяет, проблем в препятствии не видят. Однако для большинства местных жителей это испытание.

Ноября 19, 2018

В Белореченском районе на роль главного волшебника — более 40 кандидатов.

Ноября 19, 2018

Вести. Интервью: главный внештатный эндокринолог Краснодарского края Инна Кудлай

Поговорили о том, почему диабет называют болезнью XXI века, что такое гестационный диабет, и какую роль играет профилактика при этом заболевании.

Вести. Интервью: грандиозный и эпатажный Филипп Киркоров

Российский эстрадный артист в эксклюзивном интервью «России. Кубань» рассказал о новом шоу и о том, какой все-таки у него цвет настроения.

«Быть собой»: таксистка Светлана Сафонова

Коллеги называют её Рыжей — по цвету волос. И многие видят в ней конкурента — по образу жизни. Она таксистка: женщина в неженской профессии освоилась настолько, что и мужчину любого обгонит и сама машину починит. Наталия Ксенодохидис узнала, почему швея по образованию и мать двоих детей задержалась в непростом мире такси на целых 15 лет?

Подорожает ли такси: интервью с Андреем Абрамовым

О том, что поменялось за последний год, как агрегаторы влияют на рынок перевозок в крае и кто должен формировать тарифы за поездки, Анна Горлова поговорила с руководителем межрегионального объединения автотранспортных перевозчиков Краснодарского края Андреем Абрамовым.

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: [email protected], + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».