loader

После премьеры фильма «Тренер» в Краснодаре, где проходила часть съемок, актер и режиссер Данила Козловский рассказал «России. Кубань» о профессиональной трансформации, о поддержке сборной России на чемпионате мира и о том, что общего у футбола и кино.

— Как вам прием в Краснодаре?

— Ошеломительный, совершенно ошеломительный прием. Очень теплый, сердечный. Я до сих пор в себя прихожу. Очень благодарен жителям Краснодара за такой прием, спасибо.


— Наш регион особенно ждал выхода на экраны фильма «Тренер» еще и потому, что вы снимали его у нас — в Новороссийске и Краснодаре. Скажите, достаточно ли мы кинематографичны?

— Невероятно кинематографичны. Я вообще удивлен, почему в Новороссийске и Краснодаре так мало снимают кино. Это редкие по своей красоте города. В Новороссийске вообще есть всё: горы, порт, виды, цементный завод — это ведь тоже, на самом деле, очень кинематографично. Он расположен в горах, трубы, чайки, корабли — такое раздолье для общих планов, для съемок с вертолета. Потрясающий город, и он очень красив у нас в фильме. Если я могу говорить, что у меня, как у режиссера, что-то получилось — это Новороссийск.

1.JPG

— Расскажите, а что это за трансформация — из актера в режиссера?

— Это не трансформация, а естественный дальнейший путь для меня — шаг, который был подготовлен задолго. Это не из той серии, когда ты в одно прекрасное утро просыпаешься и думаешь, а не снять ли тебе кино. Все-таки я закончил актерско-режиссерский курс своего учителя, Льва Додина, и я сделал несколько картин, как продюсер, чтобы понять, как все работает и что такое вообще съемочный процесс — не только с точки зрения артиста, а человека, который имеет отношение к созданию фильма.

В какой-то момент, когда я оказался без сценариста, стал писать историю сам. Она стала складываться у меня в голове, и я понял, что знаю, как снять это кино. Вот и все. Я всегда знал, что буду режиссером, в какой-то момент им стану. Для меня это очень естественно и как-то органично.

— В одном интервью в качестве актера вы рассказывали о съемках в «Матильде». Говорили, что было действительно тяжело физически сниматься в сценах пыток. А когда вы вышли, как режиссер, на съемочную площадку, заботились о том, комфортно ли вашим актерам?

— Для меня, конечно, комфорт артиста был превыше всего. Потому что я сам артист, и знаю, как это важно. Атмосфера на площадке и мое личное отношение к артисту для меня очень важны. Не всегда, к сожалению, удавалось уделять этому столько времени, сколько необходимо. Но у меня невероятные артисты, которые относились ко всему с пониманием и уважением. И в этом смысле, как и в других, у меня не было никаких конфликтов — было совершенно невероятное время и абсолютное понимание.

2.JPG

— Полк ваших фанатов пополнился и теми, кто снимался в массовке. Даже среди работников нашего телеканала есть те, кто снялся в некоторых сценах. Они рассказывали о том, что вы доводите все до идеала и снимаете очень много дублей. Относится ли это к сценам, в которых вы сами находитесь в кадре?

— Конечно, это особенно относится именно к тем сценам, в которых я нахожусь в кадре, потому что я не знаю, как сыграл, какой именно дубль и какая именно логика поведения моего персонажа мне пригодится в монтаже. Поэтому я сознательно делал много дублей, чтобы добирать различные варианты.


— И монтировать как угодно?

— Да, чтобы иметь их уже на столе, это называется «шведский стол», использовать все, что хочу. А что касается множества дублей, наверное, это отчасти и дебютантский перфекционизм, и где-то — желание иметь как можно больше вариантов. Поэтому спасибо огромное и за это краснодарскому и российскому зрителю — они всегда относились с пониманием, и когда я просил, всегда делали еще раз.

3.JPG

— Что общего у футбола и кино?

— Я думаю, что страсть, энергия, эмоции.


— А что искать в вашем кино зрителю, который не очень в теме футбола?

— Прекрасно. Надо идти на это кино, потому что оно не о футболе. Здесь футбол — это только призма, через которую мы рассказываем историю человека, его падения и восхождения, его возвращения. Это история о том, что он находит силы встать и пойти дальше. Это история страстей, любви, история того, что один человек может поменять мир вокруг себя, занимаясь тем, что он любит, делая это со всей преданностью, с фанатизмом и страстью, на которые способен. История о том, что все в этой жизни зависит только от тебя, а не от кого-то другого. Ты вправе сам решать, как тебе жить эту жизнь. Кино вот про это, а не только про футбол. Он — только маленькая часть. Да, она очень важна. Нам было важно снять футбол так, как его не снимал никто в мире. Но это история не для болельщиков или, скажем, не только для болельщиков. И я в этом убедился на премьерах в Москве и других городах.

Я сейчас нахожусь на самом экваторе тура по России и вижу, как приходят девушки, женщины или ребята и говорят: «Слушай, я никогда в жизни не интересовался футболом, и тут я начинаю поддерживать эту команду, радоваться, когда забивают гол, огорчаться, когда гол не засчитывают». И это говорит о том, что люди слышат и чувствуют в фильме что-то еще, помимо футбола. Так было и с другими спортивными драмами, которые выходили до нас. В них тоже не про конкретный отдельно взятый спорт, а все-таки про людей.
5.JPG

— Данила, вы сказали, что сняли футбол так, как его не снимали никогда. Была информация, что вас должны были консультировать англичане, но потом от их помощи отказались. Могли бы пояснить, почему?

— Потому что наши переговоры зашли в тупик. Они — ребята, понятное дело, своенравные, потому что профессионалы. Они действительно эксперты, одни из самых сильных в мире, если не самые. Снимают ролики для ведущих мировых компаний, документальные фильмы для ведущих европейских клубов, у них все в порядке с заказами, репутацией. И они, наверное, отчасти имеют право так себя вести, но нам это не понравилось. Когда мы просили их прислать так называемые break down — эскизы, планы, — чтобы понять, на одной ли стороне мы находимся в понимании того, как все должно выглядеть, они отказались. Подозревая, что мы украдем их идеи и начнем снимать сами. Я сказал, раз вы так с нами разговариваете, тогда мы откажемся от ваших услуг и снимем кино сами. И я считаю, что это было одно из самых правильных решений в процессе создания фильма, потому что мы были предоставлены сами себе.

Над нами не стояли дяди, которые говорили, как надо, а мы, как студенты с поджатыми хвостами, не слушали и не бежали выполнять их команды. Мы сами снимали, как хотели, сами ошибались, сами эти ошибки исправляли, экспериментировали — и в итоге получили тот футбол, который мы сейчас имеем.

— У вас снимались профессиональные футболисты. Приходилось ли обучать их актерскому мастерству, или они, наоборот, обучали вас футболу?

— Это были взаимные процессы, конечно. Что-то я узнавал про них, про футбол, поведение, фразы, реплики, отдельно взятые слова, реакции. Чему-то мы их — не учили, потому что невозможно научить за несколько месяцев, — а что-то подсказывали. Они ребята талантливые и слышащие, и очень здорово все сделали. И все-таки они играли футболистов — для них это привычно, они же не играли, скажем, офицеров конной гвардии Николаевского полка. Играли футболистов и в общем понимали, о чем речь, и делали это очень точно и здорово. Тот же Дима Сычев — огромный молодец. И Алан Гатагов, и Влад Хатаженков, и другие ребята из Премьер-лиги.

6.JPG

— Есть тенденция, мне кажется, нехорошая: по телевидению и в других общественных местах критиковать или обидно шутить про российский футбол. Как вы к этому относитесь?

— С одной стороны, если не с пониманием, то для меня это не удивительно. Потому что нас, в принципе, хлебом не корми — дай над чем-то пошутить или покритиковать, поиздеваться. В какой-то степени мы сами даем для этого повод. С другой стороны, я отношусь к этому негативно, особенно в преддверии чемпионата мира. Мы, наверное, не самая сильная сборная, мы не в ранге фаворитов, но это наш домашний чемпионат — мы впервые в жизни проводим чемпионат мира по футболу. И неизвестно, когда нам еще выпадет такая возможность. Мы обязаны поддержать наших ребят, дать им ощущение того, что мы с ними. Если не дадим, если они не почувствуют нашу поддержку, им будет очень сложно психологически играть против таких грандов и мировых звезд типа Салаха — грандиозного игрока «Ливерпуля» и форварда египетской сборной, с которой нам предстоит играть на чемпионате.

Я призываю болеть за нашу сборную, поддерживать. Хотя, поверьте, я им ничем не обязан, они меня не просили. Я не сижу на контракте и не представляю их интересы. Просто сейчас, как гражданин своей страны, который верит в наших ребят, я уверен, что они могут преподнести нам сюрприз — в хорошем смысле слова.

— Для вас это вопрос патриотизма?

— Нет, не только патриотизма, это вопрос поддержки своих ребят. Если хотите, то называйте это отчасти патриотизмом. Но он не оголтелый и пафосный, а реальная вера в наших ребят. Я за это, я за них.

Рекомендуем

В состязаниях приняли участие спортсмены из 17 стран.

Ноября 15, 2018

С 2011 года поезд прошел более 400 тысяч километров и побывал даже в соседних государствах.

Ноября 15, 2018

Отремонтировать дом культуры, достроить школу и реконструировать больницу — Вениамин Кондратьев сегодня проверил, как в регионе выполняют его поручения.

Ноября 15, 2018

Автодорожные происшествия причиняют наиболее тяжелые травмы. При этом большая часть выживших признаются, что не использовали ремни безопасности.

Ноября 15, 2018

«Быть собой»: таксистка Светлана Сафонова

Коллеги называют её Рыжей — по цвету волос. И многие видят в ней конкурента — по образу жизни. Она таксистка: женщина в неженской профессии освоилась настолько, что и мужчину любого обгонит и сама машину починит. Наталия Ксенодохидис узнала, почему швея по образованию и мать двоих детей задержалась в непростом мире такси на целых 15 лет?

Подорожает ли такси: интервью с Андреем Абрамовым

О том, что поменялось за последний год, как агрегаторы влияют на рынок перевозок в крае и кто должен формировать тарифы за поездки, Анна Горлова поговорила с руководителем межрегионального объединения автотранспортных перевозчиков Краснодарского края Андреем Абрамовым.

Колеса без лицензии: в Краснодаре прошел рейд по нелегальным таксистам

По данным краевого министерства транспорта, в Краснодаре легально ездят чуть больше 3 000 такси.  В Сочи их больше — 5 000 машин. А меньше всего легальных перевозчиков в станице Тбилисской — всего два. Почему таксисты не спешат получать разрешение на пассажирские перевозки? Рассказывает Мария Карагёзова.

Конфликты под шашечками: чем рискуют таксисты и пассажиры в Краснодаре

Работу в такси многие выбирают как альтернативу офису: график свободный, начальник не стоит над душой. Да и берут на такую работу всех, кто может водить. Как таксисты обманывают доверчивых пассажиров, а пассажиры угрожают и отказываются платить, рассказывает Мария Карагёзова.

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: [email protected], + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».