loader

12 лет Антон Калюжный снимал полнометражную документалку о людях, которые любят летать. Фильм о бейсджамперах в этом году представили в кинотеатрах «Монитор». Бросаться в пропасть — зачем это нужно, «России. Кубань» рассказал сам режиссер.

— Антон, ваши фильмы разбили мне сердце. Я испытала целый спектр эмоций — от удивления и восторга до недоумения и даже раздражения. Скажите, вы рассчитывали на такую реакцию зрителя?

— Разбил сердце — это хорошо. А почему раздражение?


— Стало жаль людей, и это вызывает негодование. Зачем они это делают?

— Этот вопрос, наверное, не ко мне. А к тем людям, которые это делают.


— Но вы же один из них, экстремал и бейсджампер.

— В отличии от многих героев, я остался жив. Может, чтобы рассказать эту историю. Когда я делал фильм, была главная цель — донести историю до зрителей правдиво. Поэтому, честно говоря, я не думал, какое впечатление произведет фильм. Моей задачей было рассказать правду, я это и сделал. А сейчас, общаясь со зрителями, получаю обратную связь — собираю эмоции.

1.jpg

— В Краснодаре премьера прошла позже, чем в Красной Поляне. Кто там посмотрел вашу работу?

— Знаете, там был необычный показ — это известный горнолыжный курорт, и собрались преимущественно горнолыжники, сноубордисты, профессиональные гиды. Люди, которые целый день провели в горах, катались, а вечером пришли на показ. В этом смысле было опасение, потому что фильм не развлекательный — он заставляет людей думать. Я переживал, насколько люди готовы к такому фильму, но все прошло на ура. Меня не отпускали целый час, задавали вопросы, благодарили.


— В фильме вы старались ответить и на вопрос, существует ли адреналиновая зависимость.  

— Люди это не очень часто обсуждают, но мне было интересно, ведь я по первому образованию врач. Я хотел это исследовать, поэтому в фильме задаю вопрос о зависимости всем своим героям, спрашиваю у врачей, которые нас собирают, — травматологов. И в фильме звучит ответ.

Зависимости в нашей жизни существуют от всего — от красивой жизни, хорошей еды, вина. Поэтому адреналиновая зависимость — это красивая зависимость от такого экстремального образа жизни. Она существует.

— Изначально вы хотели снимать игровое кино. И есть фрагмент в фильме, когда вы просите одного из товарищей сыграть смертника, который должен погибнуть через две минуты. Мне любопытно: спортсмены обычно очень суеверны, не было ли в этом чего-то предосудительного в том, чтобы просить сыграть такую роль?

— Однажды я попросил одного из своих приятелей сыграть эту сцену, подразумевая, что потенциально снимаю игровое кино. Он воспринял это как шутку. Кстати, Александр Богородицкий — этот мой друг — через два года разбился. Он был первым, кто разбился из моих друзей.


— Чтобы бросить заниматься бейсом, недостаточно одной смерти близкого или товарища, которая происходит на ваших глазах?

— Знаете, ни на кого не действует смерть товарища. Практически ни на кого из моих друзей она не подействовала, и это практически не влияет на принятие решений. Я знаю случаи, когда останавливали какие-то травмы.


— У вас тоже была травма. Это остановило от прыжков?

— Однажды произошел очень серьезный инцидент в горах. Я попал в плоский штопор, потому что очень низко открыл парашют. Получил серьезные травмы на приземлении, долго восстанавливался. Конечно, за это время изменилось мое мировоззрение, я просто стал другим человеком. Собственно, об этом и фильм. Я бы не хотел сейчас об этом  рассказывать. Конечно, это повлияло, но травма была не первой.

3.jpg

— Фильм «Выход» предостерегает от увлечения бейсджампингом. В одной из короткометражек я услышала о том, что в Крыму заниматься бейсом очень опасно. А после нашла в интернете объявление о наборе новичков как раз для обучения этому опасному виду спорта на территории Крыма. Что думаете об этом сейчас, когда вы уже не бейсер, и смотрите на все со стороны?

— Обучение бейсу — момент очень деликатный, потому что ты берешь ответственность за судьбы людей. По поводу обучения в Крыму... Дело в том, что там не так много высот. Наверное, это не самое лучшее место для обучения. В мире есть более удачные предложения, например, в Норвегии. Для сравнения: в Крыму 100 с небольшим метров высоты, в школе бейса в Норвегии — километр. В десять раз больше. Сами понимаете, что условия для принятия решения во время прыжка очень разные. Находятся люди, которые берут деньги и в таких опасных условиях, учат. Человек, который обучал в Крыму, сам разбился.


— У вас был учитель, который в какой-то момент перестал брать на себя эту ответственность. Значит, он все понял?

— Совершенно верно. Валерий Розов, который научил меня и героев, просто в какой-то момент перестал это делать, учить. И, конечно, когда он обучал нас, не мог знать, что такое количество людей погибнет.


— Антон, в чем уникальность фильма «Выход»?

— Он один такой. Фильм снимался 12 лет. Есть режиссеры, которые снимают про бейсеров. Есть бейсеры, которые снимают. Но режиссеров-бейсеров нет. По крайней мере, я не знаю таких. Я был один из участников этого сообщества, как я в шутку говорю, этой банды. Мне доступны все нюансы, и я рассказываю историю от первого лица — это очень важно в документальном кино. В этом, наверное, уникальность.


— Сейчас вы больше не прыгаете. Значит, больше не снимаете о бейсе?

— Больше не снимаю. Я все сказал, история закончена. Дальше я снимаю с себя функцию летописца, делаю другое кино.

2.jpg

— О чем ваш новый фильм?

— Он называется «На краю православного света» — он об освоении русскими нашего севера. И напрямую связан с православием.


— Выбор темы не случайный?

— Выбор не может быть случайным для режиссера, художника — это логическое продолжение событий, показанных в «Выходе». Я приобрел веру, и она меня спасла, помогла восстановиться. Конечно, это все связано.


— Мне кажется, один из месседжей, которые вы хотели донести фильмом, что бейсеры — это очень смелые люди. Но смелые до глупости, до безумия. Чего вы боитесь сегодня, Антон?

— Знаете, я ничего не боюсь. Когда начинал прыгать, боялся разбиться. Потому что никто из бейсеров умереть не хочет — это случается, но никто к этому не готов.

За увлечение никто не готов расплатиться собственной жизнью. Просто по наивности думаем, что мы исключительные — словно с нами ничего не произойдет. Либо верим в удачу. Сейчас, когда я не подвергаю свою жизнь такой опасности, по-прежнему ничего не боюсь. Потому что думаю, что ничего просто так не случится, если вести себя «правильно».

— Я так понимаю, вы себе дали слово никогда больше не заниматься бейсджампингом. Не боитесь ли вы, что захочется так сильно, что заберетесь на скалу?

— Я дал обещание не заниматься этим не только себе, а Богу. Собственно, после этого произошло мое исцеление. В фильме присутствует, помимо прочего, еще факт чуда. То, что я хожу на своих ногах, произошло против законов даже медицины. Как я могу после такого нарушить обещание ради ощущений?

Рекомендуем

Этот проект в Краснодарском крае проходит уже в четвертый раз.

Ноября 14, 2018

На фестиваль во всероссийский детский центр приехали 200 мальчишек и девчонок из 11 регионов России.

Ноября 14, 2018

На 4-м километре дороги между Адлером и поселком Нижняя Шиловка из-за повышения уровня воды в реке Чахцуцыр мост подтопило и часть его рухнула. Сотрудники ГИБДД перекрыли движение по аварийному мосту.

Ноября 14, 2018

В мэрии заявили, что город готов обеспечить жителей водой. Однако в целом ситуация с обеспечением водоснабжением остается сложной.

Ноября 14, 2018

Жить в южной столице: блеск и нищета такси в Краснодаре (выпуск от 13.11.2018)

«Такси заказывали?» Этот вопрос сейчас и задать некому — большинство из нас заказывают перевозчика через онлайн-приложение. Мобильность и невысокая стоимость одной поездки сделали такси очень популярным сервисом. А за спросом есть и предложение — только не всегда качественное и безопасное. 

Жизнь и смерть театральная: интервью с режиссером Сергеем Чеховым

Два года подряд номинант на «Золотую маску», за словом в карман он не лезет — и смело высказывается об устройстве государственных репертуарных театров. У него своя точка зрения и он готов делиться мыслями с журналистами.

«Жизнь мертвецов»: экспериментальный иммерсивный спектакль поставили в Краснодаре

Автор спектакля-инициации — молодой режиссер Сергей Чехов, соавторы — актеры «Одного театра». Это не первая попытка поставить в Краснодаре иммерсивный спектакль — им всегда чего-то не хватает. Удалось ли на этот раз? «Территория культуры» испытала на себе.

Книжные истории с Натальей Тованчевой: что будет, если увеличить стрекозу до размеров собаки?

Таким вопросом задалась писательница Ольга Славникова. Автор из Екатеринбурга приправила свою книгу уральскими специями, смешала реальность и миф, добавила ужасов повседневного сосуществования матери и дочери — и получился большой роман. Рассказывает Наталья Тованчёва. 

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: [email protected], + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».