loader

Кубанский бобслеист Алексей Пушкарев рассказал «России. Кубань» о допинг-контроле над российскими спортсменами, Олимпиаде, настоящем и будущем российского бобслея.

— Алексей, наша бобслейная команда, как и многие другие спортсмены, сейчас находится в Пхенчхане. Почему вы не поехали?

— У меня частичная дисквалификация. Нас МОК отстранил пожизненно, но в суде в CAS (Спортивный арбитражный суд — прим.ред.) нас частично оправдали. На эту Олимпиаду мы не едем, пропускаем.


— Вы понимаете суть претензии МОК к вам? Почему вас не пустили, отстранили?

— Какие-то надуманные обвинения в наш адрес прозвучали у этого Григория Родченкова, который придумал все это, написал. Это все бред, все политизировано, и мы просто стали заложниками ситуации, попали под все это дело.


— Официальная формулировка, с которой вас отстранили, звучит как «нарушение антидопинговых правил». Какие нарушения, вам объяснили?

— Соль у нас нашли какую-то, но это бред, потому что мы все пробы сдали при комиссарах, пробы отправили в Лозанну, где их хранят три года. А теперь открыли нашли пробы и нашли. В пробе А сначала ничего не было, а в пробе B теперь нашли.

DSC_0701-2.jpg

— Вы всю жизнь в спорте, не раз сдавали допинговые пробы. У вас до этого были какие-то с проблемы с допингом?

—  Да ну вы что! Никогда. Допинг-офицеры к нам ездят, как к себе домой. Мы уже просто устали. Некоторых из них в лицо знаем: «Здравствуйте, проходите, давайте все сделаем побыстрее». За границей они тоже прохода не дают. Даже боишься куда-то отлучиться, чтобы не пропустить визит и все вовремя сдать, иначе тебе будет флаг, а три флага — это дисквалификация.


— Флаг выдают, если ты не явился?

— Да, у нас есть система «Адамс», которую мы заполняем, — в определенный час и в  определенный промежуток времени спортсмен должен находиться в указанном месте. А если тебя там нет, то выдается флаг.


— Как происходит забор допинговых проб?

— По-разному, берут кровь или мочу. Все зависит от того, какие анализы им сказали взять.


— Пробы отбираются и отправляются в лабораторию?

— Да, они проверяют пробу А, а проба B хранится.


— Через какое время вы узнаете результаты?

— По-разному — иногда через месяц, а бывает, что через неделю. Все зависит, наверное, от того, куда они везут пробу на исследование. У нас в России сейчас лаборатории нет, все везут за границу. Честно, не знаю точно.


— Как вы относитесь к допингу?

— Негативно. Это бред, мы всегда за чистый спорт — все спортсмены. Мы выходим и доказываем это неоднократно. И нас тут же тестируют, и все результаты отрицательные, и это просто необоснованное обвинение в наш адрес, в адрес нашей страны.

DSC_0694-2.jpg

— Знаете ли вы спортсменов, которые употребляли допинг? Или пытались выйти на него, скажем? Встречали в своей практике?

— Тех, которых ловили, да. Иностранцы, много встречал. То есть, конечно, их где-то дисквалифицируют, но они потом выступают.


— Это явление за границей распространено?

— В интернете посмотрите, почитайте в газеты — пишут про иностранцев. У них это все тихо проходит, они это скрывают. А если у русского что-то нашли, на весь мир растрезвонят.


— Многие обвиняют Россию в том, что в стране существует или существовала допинговая программа. Вы сталкивались с подобным?

— Как вы сами понимаете, это просто бред, надумали и все это распространяют. Никаких доказательств нет. Они и сами опровергли, заявив, что в России никакой системы нет.


— Допинговая травля — это действительно борьба за чистоту спорта или чисто политический момент?

— Понимаете, мы же спортсмены, выступаем на соревнованиях. А это — лишние нервы. Мы переживаем, думаем, отвлекаемся от соревнований — и все. И уже результат не складывается. Когда все хорошо, ты выступаешь и думаешь только о спорте. А когда начинается нервотрепка, думаешь, что тебя обвиняют необоснованно, и результат плохой.

DSC_0677-2.jpg

— Еще один щекотливый момент — это выступление наших спортсменов под нейтральным флагом. Как вы к этому относитесь?

— Что нет флага — это плохо, нас лишили этого. Для спортсменов это важно — это наша работа: выходить и доказывать, что наша страна лучшая. Но ребята поехали, и я их понимаю. Я бы тоже поехал, если бы нас допустили. Ребята всю жизнь готовились к этому. Но ведь они там еще и для того, чтобы вернуть флаг России. Обещают же, что в конце Игр вернут флаг. И все это надо пройти, потому что надо думать о будущем, о спортсменах, чтобы больше такое не повторялось.


— Многие «ура-патриоты» кричат, что если флага нет и на нас давят, то и ехать не надо. Объясните, почему надо?

— Надо ехать и доказывать нашу силу и правоту, потому что мы россияне, а Россию боятся — вот и все. Надо доказывать, что мы сильнейшие спортсмены, и можем все это сделать.

Если бы мы пропустили эту Олимпиаду, то и следующую тоже — нас бы не допустили. А смысл? Ты тренируешься ради разных чемпионатов, но самый главный старт в жизни — это Игры.

— Вернемся конкретно к бобслею. Кто еще не поехал? Насколько это ослабило команду?

— Не поехал главный пилот Александр Касьянов, лидер команды. Не поехал я, еще Ильвир Хузин — из отстраненных. А все остальные ребята — кто поехал, кто нет. Это было уже решение тренерского совета. Поехали достойные и сильные спортсмены, слабые туда не едут.


— Можно ли рассчитывать на медали в бобслее в этом году?

— Конечно, это же спорт. Надо надеяться и верить, что все будет.


— Бобслей — вид спорта, в котором у нас есть высокие достижения, но такое ощущение, что он не очень популярный. Почему так происходит?

— Все это от СМИ зависит, от того, как вы нас показываете. Спорт и так очень многие смотрят, но хотелось бы, чтобы бобслей больше показывали.


— Как бы вы описали бобслей? В чем его фишка, крутость? Как он видится не по эту сторону экрана, а из боба?

— Это мужской вид спорта, потому что он не для слабонервных ребят. У некоторых получается, у некоторых — нет. Это очень трудоемкий спорт, в нем надо работать. Не просто прийти и быстро разогнать боб, надо пройти определенные моменты, вырасти. Надо набрать определенную массу тела, силовые и скоростные показатели. Минимальный вес, который надо толкать, — 200 килограммов. У «четверки» вес — 212 килограммов. Только саней. Бывает, что и 230 килограммов толкать надо. Сами понимаете, это нелегко.

DSC_0690-2.jpg

— Алексей, вы пришли с экипировкой. Расскажите о ней.

— Это боевой спусковой комбинезон, в котором я на соревнованиях спускаюсь, а это — шиповки с гвоздями, чтобы по льду не скользить.


— Костюм очень тонкий, в нем не холодно?

— Когда ты выходишь на соревнования, ты разогрет, от тебя буквально идет пар. Ты до такой степени настроен, размят и готов, что даже не ощущаешь холода. Бывает, что выходишь на трассу при минус 30 и понимаешь это уже в самом конце трассы — держишься за железную раму и пальцами начинаешь температуру ощущать, но держаться все равно надо.

155 км/ч — самая высокая скорость, которую развивает боб на трассе.

— Мне кажется, на такой скорости и в машине небезопасно, а в санях...

— Все зависит от трассы. Бывают мягкие скоростные трассы, а бывает, просто бьет так, что звезды у тебя перед глазами летают, как будто палкой по голове ударили, и ты очнулся вдруг — и дальше поехали.


— Самое жесткое и зрелищное в бобслее — падения и аварии.

— Как везде, люди любят кровь. Из-за этого они и смотрят, им нравится. Мне не приходилось падать, не дай бог, проносило пока.


— Когда случаются катастрофы на трассе, этот костюм способен как-то защитить спортсмена?

— Абсолютно не способен. Есть специальные майки, которые спасают от ожога о лед. От сотрясения — только простой шлем, как у мотоциклистов. А от переломов ничего не спасает. Буквально недавно в Альтенберге на Кубке мира швейцарцы упали: парень ключицу сломал, пилот — пальцы. Сильно побило ребят. Бывает, что и вылетают с трассы, это чаще новички. Но и такое случается.

DSC_0689-2.jpg

— Кто главный в бобе?

— Все. Но пилот, конечно, рулит. А все в целом зависит от команды. Если кто-то один выпал, не получится результата. В атлетике ты один, вышел — и только от тебя все зависит. А бобслей — командный вид спорта. Здесь все зависит от того, насколько синхронно попали на старте, сорвали боб, как пилот прошел трассу. Есть и другие факторы, например от полозьев многое зависит. Знаете, как в «Формуле-1» есть резина для дождя и сухой погоды? Так и у нас — для каждого льда и погоды есть определенные полозья. И важно выбрать правильные полозья и смазку для них, как в лыжах. Полируем их, чтобы скольжение было лучше.


— Сталкивались с жульничеством?

— Да, немцы, бывает... Чем теплее полоз, тем быстрее катишь по льду. Допустим, если ты полозья разогрел до определенной температуры, и к тебе подходят и измеряют ее, и она больше, чем положено, то все — дисквалификация.


— Вчера пересмотрел комедию «Крутые виражи» про ямайских бобслеистов. В фильме тренер объясняет команде, что главное — быть дружным коллективом, понимать друг друга с полуслова. Как создать такую команду?

— Мы с ребятами практически живем вместе, обедаем и ужинаем тоже вместе. С лета готовимся к стартам — к этому времени уже определены команды, экипажи формируются. Некоторые годами вместе выступают, они уже как семья. И в сезоне мы живем вместе, везде вместе передвигаемся. Одна команда — и все тут. Кто-то в двойке выступает, кто-то — в четверке. Те, кто в четверке, все равно помогают тем, кто в двойке.


— А помогает сама команда, не технический персонал?

— Нет, все делаем сами.


— Перед стартами на соревнованиях есть у вас какие-нибудь приметы?

— Это же секрет. У каждого спортсмена есть свои приметы и талисманы, но об этом никто не говорит, ведь тогда это перестанет работать.


— Мы вычитали в интернете, что вы слушаете песни Кубанского казачьего хора на тренировках и перед соревнованиями. Это правда?

— Моя сестра — солистка хора, и вообще мне нравится. Я родился здесь, коренной житель Кубани, еще и из хутора — там все это на слуху. Дедушки, бабушки, родители эти песни всегда пели. Практически все знаю наизусть.


— Вы попали в бобслей из легкой атлетики, были спринтером. Как оказались на этой скользкой дорожке?

— У нас практически все ребята пришли оттуда. Стартовый разгон в бобслее очень важен, надо быстро бегать. Но подкачаться пришлось очень сильно.


— Как проходят тренировки бобслеистов?

— Не всегда на трассе. В начале обычные легкоатлетические тренировки с некоторыми нюансами — тачку толкаем, штангу поднимаем. Потом уже выходим на лед. Что касается прохождения трассы — это задача пилота, он уже с тренерами все это обсуждает. После заезда, который снимают на видео, садятся и разбирают. Если говорить обо мне, разгоняющем, то мы разбираем старт. Тренер говорит, что исправить — и поехали дальше.


— Кто сегодня мировой лидер в бобслее?

— Тяжело сказать. И немцы хороши, и канадцы. Большинство стран в техническом плане выровнялись. А у нас бобы пока старенькие остались.


— А у них новенькие. Чем они отличаются?

— Это как в «Формуле-1» — болид постоянно совершенствуют, дорабатывают, чтобы он ехал быстрее. Так и у нас — придумали что-то новое, и поехали быстрее, пусть на сотую долю секунды, но все-таки.

100 тысяч евро — минимальная стоимость боба.

— Кто изготавливает бобы?

— Раньше у нас австрийский механик работал, только нашей команде бобы делал. Сейчас с нами он не сотрудничает, делает их теперь всему миру. И все едут. А раньше мы чуть-чуть всех опережали по технике, кроме немцев, с ними всегда соперничали.


— Какие планы у вас на следующую Олимпиаду?

— Сейчас готовимся к чемпионату России — надо достойно выступить. Следом — чемпионат мира и Кубки мира. К следующему сезону тоже надо начинать готовиться, думать о будущем. До следующей Олимпиады еще четыре года, так далеко загадывать не будем. Думаем пока о ближайшем чемпионате мира.


Рекомендуем

Трагедия произошла в районе пересечения улиц Восточно-Кругликовской и Черкасской.

Ноября 22, 2018

Соглашение об организации реабилитации на форуме SIFT в Сочи подписали министр курортов Кубани Христофор Константиниди и Павел Власов, руководитель Научно-исследовательского испытательного Центра подготовки космонавтов имени Юрия Гагарина.

Ноября 22, 2018

В Тихорецком районе вспыхнувший пожар в одночасье уничтожил спокойную жизнь матери-одиночки Галины Дубинкиной и ее дочери Надежды — их дом и вещи сгорели. Сейчас семья очень нуждается в помощи. Рассказывает Дарья Топчиева.

Ноября 22, 2018

За данный вид преступлений предусмотрено наказание на срок от 10 лет до пожизненного лишения свободы.

Ноября 22, 2018

Огонь, уничтоживший жизнь: всем миром помочь Галине Дубинкиной

В Тихорецком районе вспыхнувший пожар в одночасье уничтожил спокойную жизнь матери-одиночки Галины Дубинкиной и ее дочери Надежды — их дом и вещи сгорели. Сейчас семья очень нуждается в помощи. Рассказывает Дарья Топчиева.

Вести. Интервью: писательница и бизнес-тренер Ирина Хакамада

В чем польза горчицы, кто главный слушатель, как четыре часа подряд удерживать внимание аудитории? На эти и многие другие вопросы Андрею Савенкову ответила известная политик, журналистка, писательница и бизнес-тренер Ирина Хакамада. 

Утро добрым... бывает: Норильск

Так называется наша традиционная рубрика, в которой каждый может пожелать доброго утра Кубани с экрана телевизора.

Опера снова в моде: интервью с театральным критиком Алексеем Садовским

Рассказ о тенденциях современного театра и ответ предыдущему гостю программы на резкое высказывание о государственном театре.

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: [email protected], + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».