Авторская колонка14 апреля 2021, 13:30

Без имени и адреса: как пропадают старики

Эта история произошла дождливым мартовским вечером. Когда изо всех сил торопишься домой спрятаться от непогоды. Я тоже торопилась. На улице Крупской в Краснодаре заметила бабушку, которая скрючилась посреди трамвайных путей.

«Помогите! Не могу идти», – тихо сказала она.

Подхватив женщину под руку с одной стороны, я лишь сильнее нарушила ее и без того шаткое равновесие. Сил, чтобы перетащить ее через пути, не хватало. Трамвай на остановке в 20 метрах забирал пассажиров. А потом неожиданно выдвинулся на нас и начал сигналить. Теперь о помощи просила я. Точнее, кричала. К нам подбежала молодая мама, оставив недалеко коляску с плачущим ребенком.

Вместе мы вытащили бабушку практически из-под колес трамвая. Определили ее на ближайшую лавочку и стали ждать скорую. Только потом удалось рассмотреть: потертая куртка, старые кроссовки. Ни имени, ни адреса женщина не вспомнила.

С такими старушками я сталкивалась трижды за последние полгода. Одна гуляла по снегу в промокших носках и ночной рубашке. Другая не могла найти церковь, в которой обычно ночует. Все они не помнили себя. Не помнили, как очутились на улице без вещей и документов. На вопрос о доме был одинаковый ответ «очень далеко». Я вызывала скорую или пыталась своими силами найти их дом.

И только потом я узнала, что в этом могли помочь волонтеры поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт». Пока я решала, что делать с найденной старушкой, они искали другую пропавшую.
В операции участвовали всего пять поисковиков, сын женщины и двое полицейских. Зона поисков – чистое поле Тимашевского района. Сначала оно казалось бескрайним, но человека там удалось найти меньше, чем за два часа.

«Повезло» – комментирует региональный представитель отряда «Лиза Алерт» Александр Бездудный.
Потом ее еще долго эвакуировали. Таких историй много. Как правило, родственники обращаются ближе к ночи, когда понимают, что сами уже не найдут.


«Грязно, холодно, темно. Бегаешь по колено в грязи. Нашел, живой! Радуешься. Увы, больше запоминаются погибшие», – рассказывает Александр.

Поиски не прекращают никогда. Ежедневно волонтеры отряда «Лиза-Алерт» на Кубани ищут в среднем троих. Это люди разного возраста. За 2020 год помощь добровольцев потребовалась 1081 жителю края.

Из них лиц старше 65 лет искали более 200 раз. Живыми нашли 142 человек. Погибли 22. До сих пор продолжают искать 11 человек. Когда пропадает подросток, волонтеры четко понимают, с каких мест надо начать: подъездов, торговых центров. Поиски пенсионеров осложняет возможная дезориентация их в пространстве и времени.

«Определить приоритетные направления поиска практически невозможно. Приходится обследовать все возможные и невозможные территории. Огромную роль играет время обращения за помощью. Ведь чем позже приходит заявка, тем меньше шансов найти человека невредимым», – рассказывает Александр Бездудный.

Отсюда важный совет родственникам: лучше сразу обращаться за помощью.

Об этом говорят и врачи. Они же рассказывают, как заметить первые симптомы отклонений. Человек хуже запоминает информацию. Сначала забываются имена артистов, знакомых, номера телефонов. Позже из памяти исчезают названия предметов ежедневного обихода и имена близких родственников. Бить тревогу стоит, когда старику сложно сориентироваться в новом пространстве.

«Ранее проторенные маршруты могут даваться легко. Родственники и сам человек сначала не замечают проблем. Но стоит ему свернуть не туда, он может попросту потеряться», – объясняет Дмитрий Гольцов, врач невролог, психиатр.

У некоторых резко заостряются черты характера. Немного скупой человек становится очень жадным, веселый – начинает шутить еще больше и не к месту.


Лечат такие отклонения в зависимости от стадии. На начальном этапе надо занимать родственника когнитивной гимнастикой: покупать судоку, кроссворды, книги, учить чему-то новому. Если это не помогает, обычно подключают медикаменты. Их назначит только специалист: невролог или психиатр.


Как оставлять в таком состоянии пожилого человека? В идеале – привлечь кого-то для присмотра за ним. Если такой возможности нет, лучше забрать у бабушки или дедушки ключи.

«Многие оставляют записки в одежде пенсионера. Но бумажку он всегда может выбросить или надеть другую вещь. Лучше сделать нашивки на всей одежде», – советует врач.

Например, в Японии придумали наклейку на ноготь большого пальца. С помощью смартфона легко считывается QR-код, по которому можно узнать контакты родственников человека. У нас такой практики пока нет. По всей стране около 20 тысяч пропавших находятся под чужими именами в больницах. Из-за проблем с памятью они не могут корректно назвать свое имя, представляются чужой фамилией.

Координатор все того же отряда «Лиза Алерт» Олег Леонов рассказывает, что скоро появятся браслеты с технологией NFC и QR-кодом для определения личности человека. Носить их предлагают маленьким детям и людям с деменцией.

Это пока планы. Когда их реализуют, волонтерам и родственникам должно стать проще. Пока главный способ не допустить пропажи пожилого человека – внимательнее следить за его психическим состоянием и перемещениями. А другим людям – проявлять больше участия к посторонним на улице. Особенно если видно, что человек дезориентирован. Поверьте, ему может не хватить здравомыслия даже крикнуть, когда навстречу несется трамвай.

Автор: Диана Пестова